Аштанга в лицах — истории известных практиков: Брэд Рэмси и Дэвид Вильямс

Аштанга в лицах — истории известных практиков: Брэд Рэмси и Дэвид Вильямс

Мои ученики часто задают мне вопрос, где можно почитать об известных практиках Аштанга йоги, каков был их путь, как они пришли к этой системе, каков их личный опыт…. Такие истории правда поражают и вдохновляют — представьте, кто-то уже несколько лет занимался йогой на момент вашего рождения, стоял у истоков йоги в западном мире, являлся катализатором ее распространения и развития. И их действительно практически невозможно найти, разве что сухое изложение фактов. А вот рассказы, услышанные и записанные со слов самих людей!.. Благодаря неоценимой работе Эдди Стерна и Гая Донахайя, несколько лет назад на свет появилась книга “Guruji. A Portrait of Sri K. Pattabhi Jois Through the Eyes of His Students.”книга

В ней собраны интервью с практиками йоги, в которых они как раз рассказывают о том, как познакомились с Аштангой, как проходило их обучении у Гуруджи Паттабхи Джойса, что дала и дает им Аштанга и многое другое. И в своем блоге я время от времени буду выкладывать свои переводы отрывков из этой книги под заголовком «Ашатанга в лицах». И первыми станут рассказы Брэда Рэмси и Дэвида Вильямса.

«Брэд Рэмси

Брэд Рэмси начал практиковать с Дэвидом Вильямсом в Энсинитасе в 1973 году, и с Гуруджи и Манджу, когда они впервые приехали в Америку, в 1975. Он стал ассистировать Манджу, в конечном итоге взяв в аренду церковь, где преподавал вместе с Гари Лопедота. Брэд переехал на Гавайи в 1980 году, где он живет по настоящий момент, отстранившись от преподавания.

— Расскажи нам, как ты пришел в йогу и как встретился с Гуруджи.

— Всё началось, когда Дэвид Вильямс и Нэнси Гилгофф переехали в Энсинитас. Шер Бонель и я уже выполняли 28-дневный план упражнений по книге Ричарда Хитлемана.  Сын Шер посещал класс по пилатесу, после которого Дэвид проводил в студии небольшое занятие по Хатха йоге. Мы начали заниматься с ним, и это приносило настоящее удовольствие. Позже он сказал: «Есть и другая йога. Она не для всех, но я буду рад, если вы заглянете ко мне домой и попробуете ее». И так я стал работать с ним над первой и частью второй серии. Затем он организовал приезд Гуруджи и арендовал церковь в Кардиффе. Именно там я встретился с Гуруджи и Манджу. И это был необыкновенный опыт, который стал для меня началом пранаямы и более серьезной практики. Манджу остался, и в какой-то момент количество его учеников выросло настолько, что ему потребовалась помощь. Поэтому он спросил меня, не хочу ли я стать его ассистентом. Я проработал с ним как минимум год, возможно даже, около двух лет. Затем наша группа арендовала церковь ближе к моему дому в Карлсбаде, прямо на границе между Леокадией и Энсинитасом. И я проводил там занятия до 1980 года, пока не переехал на Мауи.

Примерно в 1976-77 году  мне удалось съездить в Индию и получить полноценный опыт обучения у Гуруджи. Это стало настоящим откровением. Затем я начал преподавать. Здесь, вместе с Дэвидом Вильямсом, и на Биг-Айленде. Потом мы переехали на Кауаи, и я прекратил преподавание. Это кратко.

— Можешь вспомнить свои первые впечатления об этой практике, когда Дэвид впервые показал ее тебе, по сравнению с тем, что ты делал раньше?

— Это было действительно тяжело. Даже первое Приветствие Солнцу было очень тяжелым. Я был одним из самых зажатых людей, каких я встречал за время своего преподавания. Мне потребовались месяцы работы для того, чтобы добиться комфортного выполнения трех и трех Приветствий Солнцу. Все то, чему я научился в Хатха йоге до этого, совершенно не подготовили меня к подобным физическим нагрузкам. Но меня сильно привлекала синхронизация дыхания и движения, также идея замков была нова для меня. Вся система целиком имела для меня смысл. Я до сих пор считаю, что это самая идеальная из существующих систем, самый эффективный способ физической трансформации, который я встречал.

<….>

— Можешь описать, как проходило твое обучение в Майсоре?

— Оно было напряженным. И болезненным. По утрам он [Гуруджи] проводил классы для индийцев. Его класс для европейцев проходил днем, поэтому приемы пищи становились своего рода проблемой, поскольку вы могли съесть немного на завтрак, что-то легкое для переваривания. Но затем вы вынуждены были ждать до 6 или 7 вечера, чтобы снова поесть. Но в каком-то смысле это было хорошо, потому что у нас оставалось время заниматься пранаямой по утрам, возможно, немного растяжки, небольшая прогулка по Майсору, а затем дневной урок. И там не было толпы народа. Йога шала в то время была совсем маленькой. Мы делали свою практику, затем снова пранаяму, а затем шли искать место для ужина.

— Ты сказал, обучение было интенсивным. Можешь рассказать об этом немного подробнее?

— Оно было невероятно болезненным. Думаю, на мне не оставалось ни одного места, которое бы не болело. Он не ограничивал себя на родной земле так, как делал это в Соединенных Штатах, поэтому практика была трансформирующей. И именно там мне удалось завести ногу за голову, что потребовало невероятного количество мучений. У меня было ощущение, будто меня расчленили. Мое тело изменили.

— Как думаешь, почему мы позволяем себе проходить через такую боль?

— Я полагаю, дело в результатах. Вы ощущаете реальный эффект, вы чувствуете покой после практики. Я не думаю, что дело в эндорфинах, причина в том, что система действительно работает. Вы практически слышите, как ваш разум успокаивается. Даже боль, думаю, является неотъемлемой частью практики. Я не знаю. Манджу всегда говорит, что без боли нет достижений. И в этом заключается огромная доля правды. Боль практически необходима. Она тоже является учителем.

— Обычно боль воспринимают, как сигнал остановиться, иначе можно нанести себе вред.

— Да, так считают в Америке, возможно, и в остальном мире тоже, но американцы в особенности. Во многих школах йоги, если у вас что-то болит, значит, вы что-то делаете неправильно. И если бы вы были идеальным физическим и ментальным специалистом, тогда бы я понял, как это может быть правдой. Если вы меняете существующее положение, проходя через дискомфорт, вы захотите прекратить это, но только если бы вы уже были идеальным. Но когда вы чувствуете рост от этого и видите, как меняется то, что необходимо изменить…. серии  — это просто инструмент для тела, делающий его способным к духовному развитию. Я не думаю, что это возможно достичь без боли. Я не встречал ни одного человека, который смог бы. У меня все время что-то болит, начиная с первого дня и заканчивая последним. Всегда есть что-то.

— Я думаю, для каждого наступает момент, когда боль утихает, и вы учитесь, как практиковать осознанно, сдерживая себя, а не пытаясь прорваться куда-то.

— Это правда, все становится лучше.

— Это непростой урок.

— Иногда болезненным становится даже усилие.

<…>

— Я полагаю, цель – перевести свое внимание от личного опыта к универсальному, отвлечься от личных страданий.

— Да, в этом и заключается практика. Выйти за пределы голосов в своей голове.

<…>

— Ты приехал в Индии в поисках божественного или Гуруджи помог тебе, или твоя практика углубила данное понимание или опыт?

— Это было погружение в практику с Гуруджи, он цитировал шлоки, читал стихи, небольшие стихотворения и истории – погружение в духовную сферу жизни. До этого я не был особенно ориентирован на духовность. И даже сейчас не считаю себя таким. Но я чувствую, что это погружение – как крещение для христианина, вы спасены. Сейчас я спасен навсегда. Я не могу потеряться. Кришна говорит Арджуне: «Арджуна, не имеет значения, как далеко ты идешь или что ты делаешь. Занимайся йогой так много, как возможно. Если ты не сможешь продолжать — хорошо, в следующей жизни начнешь снова. Ты не можешь потерять землю». Это было обещанием Кришны. Некоторые люди верят в это, некоторые – нет.

<…>

— Что, по твоему мнению, является самым важным уроком, которому ты научился у Гурудижи и через практику?

— Настойчивость. Просто продолжай практиковать, даже если не чувствуешь прежнего желания. Просто вставай и делай это снова, настолько долго, насколько захочешью.»

(из книги “Guruji. A Portrait of Sri K. Pattabhi Jois Through the Eyes of His Students.” Guy Donahaye and Eddie Stern, 2010, pp.41-63)

«David Williams

Дэвид Вильямс начал обучение с Гуруджи в 1973 году, а в 1975 впервые привез Гуруджи в Соединенные Штаты. После создания первой школы Аштанга йоги в штатах, в Энсинитас, Дэвид обосновался в Мауи, где он живет по настоящее время. Он продолжает практиковать и преподавать по всему миру.

— Я практикую йогу со старших курсов Университета Северной Каролины, с 1971 года. Моя практика не прерывается уже 31 год. Люди говорят, я дисциплинирован. Я говорю им, что дело не в дисциплине, мне просто очень интересно увидеть, что случится со мной, если я буду практиковать йогу всю жизнь.

Когда я учился в университете, я слышал об индийских йогинах, которые становились старше и мудрее. Я смотрел на жителей Северной Каролины и не видел никого, кто бы старел и становился мудрее. И меня это зачаровало.

На ферме я увидел друга, стоящего на голове и сложившего ноги в лотос. И я спросил, что он делает. Он ответил, что занимается йогой. Я считал, что у меня очень хорошая физическая форма, но знал, что не смогу сделать ничего подобного. И я спросил, не мог бы он научить меня. Он ответил «да», и это стало началом. Чем больше я занимался, тем больше меня это заинтересовывало. И я решил, что должен добраться до Индии и найти мастера йоги.

Оглядываясь сейчас назад, я понимаю, что шел, как детектив в поиске самого великого йога. Где бы я ни оказывался, я задавал людям вопросы и ходил на классы по йоге. Мой поиск провел меня по всей Индии. Весной 1972 года я оказался в Пондичерри в Ашраме. Там я встретил Манджу, сына Паттабхи Джойса. Норман Аллен и я были друзьями, и мы встретили Манджу и его друга Басараджу, которые путешествовали по Индии, устраивая йога демонстрации в различных ашрамах.

Мы увидели, как они выполняют первую серию. И я осознал, что ищу именно это. Я понимал на уровне интуиции, что именно это я буду изучать. Я спросил Манджу, где он научился всему, и он ответил, что его отец – мастер йоги, живущий в Майсоре и обучающий именно этому.

Моя виза должна была вот-вот закончиться, поэтому я уехал из Индии и накопил достаточно денег для того, чтобы вернуться. Норман только что приехал в Индию и тут же поехал в Майсор, где начал обучение йоге у Гуруджи – Паттабхи Джойса. В тот момент, когда он заканчивал свой первый этап обучения, я приехал в Майсор и начал свой. Я был вместе с Нэнси Гилгофф, и мы провели в Майсоре четыре месяца. Я изучил первую серию, вторую серию и половину третьей, плюс пранаяму. Я чувствовал себя очень удачливым, потому что до этого Гуруджи никогда не учил иностранцев после Индры Дэви в 1930х годах. И вот он уделял нам очень много своего внимания. Мы практиковали дважды в день, плюс ко всему делали пранаяму. Я пытался освоить это как можно быстрее.

В то время Гуруджи очень плохо говорил по-английски. Я учился, приходя очень рано и наблюдая за чьей-то практикой и запоминая позы, которые шли дальше. Я задал себе установку осваивать восемь поз в день. И именно таким образом я умудрился выучить две с половиной серии.

Когда у меня закончилась виза, я вернулся в Америку и поехал в Энсинитас, Калифорния, где начал преподавать йогу. Проведя там некоторое время, я получил письмо от Гуруджи, где он написал, что хотел бы приехать в Америку. Я решил, что помогу ему в этом и буду откладывать по 10 долларов каждую неделю, пока не смогу привезти его сюда. Я был очень взволнован этим письмом и пошел и рассказал обо всём своему йога классу. Они предложили: «Не жди, давайте вместе соберем деньги прямо сейчас и привезем его». И уже на следующий день было собрано 3000 долларов, которые мы отправили Гуруджи, чтобы он смог приехать в Калифорнию.

Изначально мы думали, что он собирается привезти свою жену Амму. Но с ним приехал Манджу и помогал ему преподавать. Ему задержали визу, и он смог приехать лишь через семь месяцев. К тому моменту нас набралось уже 35 человек, и мы практиковали серии каждый день, готовясь к его приезду.

Гуруджи и Манджу прибыли и остановились у меня, Нэнси и Терри на четыре месяца. И мы каждый день практиковал йогу в Энсинитас. После того, как всё это закончилось, мне захотелось уехать из Калифорнии и поехать на Гавайи и открыть там рай. Манджу захотел остаться в Америке, поэтому это был идеальный момент. Он взял себе мои классы, а я уехал на Гавайи. Я думал, что поеду на две недели, чтобы все разузнать. Но я живу здесь до сих пор, уже 26 лет, и преподаю йогу в самых разных местах и встречаю тысячи людей, с которыми могу разделить эту практику.»

(из книги “Guruji. A Portrait of Sri K. Pattabhi Jois Through the Eyes of His Students.” Guy Donahaye and Eddie Stern, 2010, pp.17-19)

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s