Об Аштанга-йоге, авторизации и традиции

Об Аштанга-йоге, авторизации и традиции

Совсем недавно в англо-язычном интернете разгорелась оживленная дискуссия (к слову, далеко не первая), касающаяся авторизации и сертификации преподавателей Аштанга-йоги, наследования и передачи традиции. Для того, чтобы вы поняли суть вопроса, сразу переведу две статьи Энтони Грим Холла (Anthony Grim Hall), уже много лет практикующего и исследующего йогу и ведущего интересный и информативный блог Ashtanga Vinyasa Krama Yoga Research……. at Home (очень рекомендую сходить по ссылке, уверена, вы найдете много полезного).

Вот первая статья, оригинал можно найти тут:

Это как в старые добрые времена, когда несколько блогов подхватывали и обсуждали одну тему, каждый со своей точки зрения. В целом, думаю, мы уважительно относились друг к другу. В меньшей степени, возможно, это касалось комментариев. Но с другой стороны, некоторые из нас могли сознательно писать провокационные тексты.

В течение какого-то времени в моде был термин «виртуальная шала». Откуда берется подобная терминология, кто первый создает ее, как такие термины входят и выходят из моды…

Где находится источник, если говорить о Майсоре. Или хуже… хранитель линии преемственности (напоминает мне роман-фэнтези «Обладатель белого золота», который я читал в детстве).

Когда Парампара обрела доминирующее положение и важность?..

Подобные термины заставляют меня вздрагивать, где бы я их ни прочитал. И я с нетерпением жду их исчезновения.

Важно: в то время как лично мне не нравится такая терминология, многие, конечно же, считают подобные идеи глубокими, обогащающими и поддерживающими их практику. Совершенно точно, что именно характер отношений между Шаратом и его дедом перенес фокус внимания на парампару, термин, значительно реже использовавшийся в прошлом. «Происхождение», кажется, взяло на себя роль, которая когда-то принадлежала Йога Корунте, а преемственность, возможно, заняла место «традиции».

<…>

Хранитель линии преемственности

Что представляет собой эта преемственность, о которой мы разговариваем, линия, протянувшаяся от учителя Кришнамачарьи и учителя его учителя через него и Паттабхи Джойса и куда-то дальше….. к Шарату и учителям, которых он авторизует, сертифицирует. Или также к учителям, которых авторизовал и сертифицировал Паттабхи Джойс или, возможно, просто к тем, кого он учил продолжительный период времени… И дальше, через тех студентов, которых учили эти учителя <…>

Что представляет собой хранитель преемственности? Откуда это началось, когда появился термин, кто первым использовал его? Я часто слышу, что хранителем является Шарат. В других местах хранителем называют семью Джойса. Что значит хранить эту традицию, была ли терминология продумана целиком и полностью? Может быть, Шарат тоже содрогается, когда слышит это слово.
Возможно, это просто означает, что данный подход к практике хранится в неизменном виде. Я не голосовал за Шарата, как преемника традиции, никто не голосовал, это потомственная старая школа. <…> Шарат, внук Паттабхи Джойса, взял себя его имя, вот о чем всё это.

Кстати, знаете, британская королевская семья имеет немецкое происхождение.

«Дом Виндзоров – королевский дом Соединенного королевства и других стран содружества. Он был основан королем Георгом V через официальное королевское заявление 17 июля 1917 года, когда он поменял имя Британской королевской семьи с немецкого Saxe-Coburg и Gotha на английское Виндзор….»

Кстати, за королеву я также не голосовал.

Однако, я спокойно отношусь к Шарату там, в Майсоре, соблюдающему верность традиции. Я практиковал с его DVD в течение трех месяцев (или около того) 8 лет назад. До того, как я замедлил темп своей практики, для меня стало возможным переключиться от 40-минутных коротких форм Дэвида Свенсона к полной серии Шарата, занимающей на диске всего около часа. Его практика, с кажущимся полным отсутствием эффектности или заботы об отстройке асаны, видится мне идеальным антидотом по отношению к современным хорошеньким презентациям в поражающих воображение местах. Вы никогда не чувствовали, будто скучаете по Ричарду Фриману и Дэвиду Свенсону в их майках, заправленных в штаны, по сравнению со всеми этими накачанными, напряженными мускулами, сфотографированными с высоким контрастом, которые мы всё время сейчас видим?… И что случилось со всей этой музыкой, когда вдруг стало недостаточно просто дыхания?

В общем, причина написания данного поста – недавнее сообщение, которое я получил, касающееся продолжающейся дискуссии в группе обсуждения Аштанга-йоги (Ashtanga Yoga Discussion group).

<…>

В ходе этой дискуссии кто-то задал невинный вопрос (я так думаю – никогда нельзя быть уверенным в том, что касается этого сообщества), затрагивающий разницу между авторизованными и сертифицированными преподавателями Аштанга-йоги. На самом деле, это очень хороший вопрос. Годы назад я слышал, что можно лишиться авторизации, но сертификация каким-то образом связана с правительством Индии, и ее нельзя отобрать. Я понятия не имею, правда ли все это, нельзя верить всему, что написано в интернете.

Ответом на невинный вопрос об авторизации/сертификации было слово «ЧУШЬ», затем последовал комментарий, что «НИКТО не является владельцем йоги».

<…>

При попытке понять и указать разницу между авторизацией и сертификаций необходимо взять паузу, чтобы задаться вопросом, а что они из себя представляют на самом деле, и откуда всё это пошло.

<…>

Кто авторизует, сертифицирует и почему они имеют право делать это.

Шарат говорит снова и снова, судя по записям с конференций (на данный момент он запретил записывать), что никто не является владельцем йоги…..но тогда как насчет Аштанги?

И здесь мы приходим к термину хранителя преемственности. Так или иначе, Шарат и только Шарат обладает правом авторизовать и сертифицировать преподавателей. Манджу Джойс — сын Паттабхи Джойса и также предположительно его законный наследник. Но те, кому он дает авторизацию и сертификацию, как можно видеть, не попадают в официальный список.

Может ли давать авторизацию Сарасвати?

<…>

Шарат не является владельцем Йоги, но я думаю, так или иначе он владеет или возглавляет институт. Институт Аштанга Йоги Кришна Паттабхи Джойса (the KPJAYI, The Krishna Pattabhi Jois Ashtanga Yoga Institute). Институт авторизует и, я полагаю, сертифицирует учителей, давая им право преподавать Аштангу в соответствии с методом, который представляет институт. Всё, что авторизация означает, это то, что данные учителя авторизованы данным институтом.

В теории, Шарат может подать в суд на тех, кто преподает Аштангу без его авторизации и одобрения.

<…>

Помимо этого, всё, что сделал Паттабхи Джойс, — это объяснение/систематизирование учения Кришнамачарьи. У нас есть один из изначальных списков асан Кришнамачарьи. Всё, что сделал Паттабхи Джойс, — это назвал Начальную, Среднюю и продвинутую группы асан Кришнамачарьи Начальней, Средней и Продвинутой серией с небольшими изменения в порядке и позволил именовать это Аштангой. Я говорю «всё», но в действительности он обучал этой практике со строгостью, сопереживанием и огромным чувством юмора на протяжении многих лет.

А затем Мадонна закинул ногу за голову во время выступления. Остальное – уже история.

Итак, получается, что в то время, как Шарат и его институт не могут законно претендовать на владение Аштангой, они в то же время на самом деле контролируют список. Если вы хотите получить одобрение на преподавание от института, вы должны снова и снова приезжать в Майсор или будете исключены. Сделайте что-либо, что не понравится Институту, Шарату, — и вас вычеркнут. К примеру, предложите свой обучающий курс. Позвольте включить ваше имя в другой список, тем самым умаляя значимость списка института, и вас исключат.

Таким образом, Шарату и/или институту удается поддерживать некоторый контроль, некоторую степень владения над тем, как преподают Аштангу.

Это может быть и не плохо.

Вы можете быть удивлены, но у меня традиционные взгляды. Большая часть моей критики здесь имеет отношение к тому, что я называю чрезмерным упрощением изначальной практики Кришнамачарьи…. Ускорение дыхания, более короткое пребывание в позе, жесткость системы/последовательностей, отсутствие внимания к пранаяме, и, самое важное, потеря кумбхаки, души практики Кришнамачарьи. Этого достаточно для того, чтобы я время от времени публиковал гневные посты по этому поводу. <…>

А вот в следующем вопросе я традиционен. Я ожидаю, что мой преподаватель Аштанги изучает ее на протяжении многих лет. Есть что-то в дисциплине Аштанги, вставание на коврик и упорная практика утро за утром, день за днем, год за годом, — то, что составляет главный компонент практики. Вы можете годами изучать Хатху или систему Айенгара, годами преподавать их, но если затем вы начнете практиковать Аштангу и через год или полгода станете ее преподавать…. Нет. НЕТ. НЕТ, ТРАДИЦИЯ!

Регулярные поездки в Майсор в некоторой степени показывают, что вы практикуете много лет и это то, что, как мне кажется, осознает Шарат. И после получения Авторизации вы продолжаете практиковать. <…>

Меня в действительности совершенно не волнует, был ли когда-либо преподаватель Аштанги в Майсоре. Только то, что он практикует на протяжении многих лет, даже если единственный используемый им источник – это потрепанная копия Йога-Малы. Конечно, вы можете практиковать по книгам и DVD. Да даже просто по ламинированному плакату! Ежедневная практика научит всему.

Чем больше лет вы практикуете, тем больше я заинтересован. Есть учителя, практикующие двадцать и более лет, дольше, чем Шарат. И по этой причине они представляют для меня больший интерес. <…> Я уважаю практику Шарата, отсутствие суеты, его концентрацию. Я уважаю то, как усердно он работает, стараясь делиться практикой. И то, что делает он это с таким хорошим чувством юмора. <…> Я уважаю дисциплину практики, и, наверное, это показывает уважение и к Шарату, и к его деду, и к Кришнамачанье.

Лично я считаю, что если вы получили сертификацию, то вы тоже должны иметь право давать авторизацию. Конечно же, это именно то, что значит наследование. Я не вижу разницы между тем, кто несколько раз посетил Майсор и получил этот листок бумаги, и тем, что практиковал с Нэнси Гилгофф или Тимом Миллером или Дэвидом Свэнсоном или Дэвидом Гэригесом или Ричардом Фриманом на протяжении многих лет, имея бумагу или нет. Возможно, мне даже интереснее последнее. Есть много прекрасных преподавателей и практиков, берущих начало из всех этих источников. <…>

И вторая статья (оригинал тут):

<…>

Нынешний руководитель KPJAYI (Krishna Pattabhi Jois Ashtanga Yoga Institute) Шарат часто повторяет сутру «Никто не является хозяином йоги»….. Но не только никто не является обладателем йоги, но, я полагаю, что он также имеет ввиду, что «никто не является обладателем Аштанги» и «никто не является обладателем Виньяса-Крамы».

Если никто не является обладателем Аштанга-виньясы, тогда никто не имеет права собственности на нее. А существование официальной версии того, что не может быть авторизовано, невозможно.

Что мы имеем, так это определенное понимание, подход к практике, связанный с Паттабхи Джойсом, который обучал по методу Винься-Крамы, представленному здесь как Аштанга-йога.

Аштанга Виньяса Паттабхи Джойса преподается в Институте Аштанга Йоги Кришна Паттабхи Джойса (KPJAYI).

Посредством авторизованной сертификации институт дает практикующим право преподавать одну или более последовательностей методом, одобряемым институтом.

Р.Шарат Джойс, нынешний руководитель института, решает, кто не достоин авторизации, и чье имя остается (или убирается) из официального списка авторизованных институтом преподавателей.

Получается, что «авторизованный» или «сертифицированный» преподаватель Аштанга-йоги – это тот, чью кандидатуру одобрил институт и позволил преподавать от своего имени.

Но никто не является обладателем йоги или Аштанга Виньясы, как напоминает нам Шарат.

Тогда никто не может запретить вам обучать Аштанга Виньясе, получив на то одобрение любого другого института или человека.

И никто не может запретить вам утверждать, что вы обучаете в традиции Паттабхи Джойса, если вы действительно проходили обучение у него и преподаете так, как он сам обучал вас.

Никто также не может запретить вам утверждать, что вы преподаете Аштанга Виньясу так, как вас обучал студент Паттабхи Джойса, если вы учите его методом.

Ведь действительно, Шарат является учеником своего деда и преподает так, как учил его дед.

Сарасвати обучает так, как обучал её отец.

Манджу Джойс тоже обучает так, как обучал его отец.

Паттабхи Джойс преподавал и объяснял последовательность немного по-разному на протяжении своей жизни….

Есть небольшое отличие между стилем его обучение в 40-е годы…

…как он обучал своего сына Манджу и Сарасвати в 50-е

… как он обучал первых западных студентов, приехавших к нему в Майсор в 70-х и 80-х годах – Норман Аллан, Дэвид Вильямс, Нэнси Гилгофф, Тим Миллер, Ричард Фриман, Дэвид Свенсон… и весь замечательный список учеников, которые в ответ стали (или продолжили быть) учителями практики в той манере, в которой обучали их самих.

И конечно, то, как он обучал своего внука Шарата в 90-х годах, а также своих поздних студентов.

В качестве доказательства наличия небольшой разницы в манере обучения Паттабхи Джойса можно взять изначальный список асан, возможно, из 50-х годов, и сравнить с тем, как объясняет практику Манджу. Виньяса первых студентов, которые сами стали учителями, количество дыханий в асане, изменение в количестве точек дришти. Многое из этого мы можем узнать из описаний первых практик и интервью, собранных для книги Гуруджи.

Также можно заметить небольшую разницу в том, как Шарат обучает на протяжении последних лет.

Различия совсем небольшие, это всё та же практика, все ключевые элементы остаются, разница только в деталях.

Последовательность и манера ее преподавания, если она действительно слегка отличается, отражая различные периоды обучения, не является менее и более официальной, более авторизованной. Независимо от того, кто является учителем – Шарат в Майсоре, Тим Милер в Энсинитасе или Ричард Фриман в Боулдере, Нэнси Гилгофф или Дэвид Вильямс или Нормал Аллан на Гавайах или Манджу, в какой бы точке мира он ни обучал.

Не забывайте, авторизация Аштанга йоги, как мы понимаем ее на настоящий момент, возможна только через институт. До того, как Паттабхи Джойса убедили ввести авторизацию, в большей степени это скорее было просто его личным благословением на преподавание определенного подхода к практике, связанного с его именем.

<…>

Принципы обучения включают в себя базовую практику, состоящую из комплекса приветствия солнцу, асан стоя, асан сидя и завершающей последовательности, включающей перевернутые позы и позы лотоса. Последовательности среднего и продвинутого уровня могут быть заменены начальной последовательностью (Паттабхи Джойс подчеркивал, что первая последовательность – для всех, вторая – для преподавателей, последующие серии – исключительно для демонстрации).

«Для того, чтобы начать практиковать йогу, практикующий должен сначала выполнить Сурья Намаскар (приветствие солнцу), затем перейти к асанам. Сурья Намаскар и асаны должны практиковаться в правильном порядке и соединяться между собой методом виньясы». (Паттабхи Джойс – Йога Мала)

Эти последовательности асан, поз были связаны друг с другом виньясой, от соединительных движений от позы к позе к вдохам и выдохам. В основном, в большинстве примеров, вы вдыхаете, когда двигаетесь вверх, и выдыхаете, когда двигаетесь вниз. Вдох и выдох должны иметь одинаковую продолжительность.

Точки фокусировки, называющиеся дришти, согласно изначальным предписаниям Паттабхи Джойса, — взгляд между бровями на вдохе и взгляд на кончик носа на выдохе. Позже были представлены еще несколько точек, в особенности для начинающих. Манджу, сын Паттабхи Джойса, упоминал, что во время практики вы также можете закрывать глаза.

«Это метод для первой Сурья Намаскар, при выполнении которой часто распеваются мантры. Здесь очень важна медитация, равно как и дришти, или точки направления взгляда, которые включают в себя: nasagra drishti (взгляд на кончик носа) для самастхити; broomadhya drishti (взгляд между бровями) – для первой виньясы; nasagra drishti – для второй виньясы; взгляд между бровями – для третьей виньясы. Другими словами, для нечетных виньяс взгляд должен быть направлен между бровями; для четных виньяс – на кончик носа. В добавок, для четных виньяс должна выполняться речака, для нечетных – пурака. В целом, способ выполнения речака и пурака тот же самый, что и для всех виньяс и асан. Садхака (практикующий) должен изучать все это с терпением». (Паттабхи Джойс – Йога Мала)

Также нужно задействовать бандхи, редко описываемые одинаково двумя преподавателями.

«Мула бандха означает поднятие ануса вверх по направлению к пупку; уддияна бандха, также известная как брюшной замок, означает подъем мышц центра тела на 4 дюйма под пупком; джаландхара бандха означает горловой замок» (Паттабхи Джойс – Йога Мала)

Из-за индивидуальной внутренней природы активировки бандх, их, вероятно, невозможно объяснить. Скорее, их можно открыть для себя по мере практики.

Вот, собственно, и всё.

В ходе практики за раз изучается одна поза. Каждая новая добавляется за следующей по мере того, как тело становится более сильным и гибким. Время от времени преподаватель может помочь вам в работе над позой, продемонстрировать ее. Но по большей части вы предоставляетесь сами себе и ламинированной открытке или постеру на стене.

<…>

Современная презентация последовательности, тем не менее, не является ни более, ни менее правильной, чем та, которой вас учит студент или преподаватель, прошедший обучение у Паттабхи Джойса десятилетия назад.

К вопросу об этом, было много старых и древних описаний и иллюстрированных материалов той или иной позы, равно как и названий для одной и той же асаны – не существует ПРАВИЛЬНОЙ асаны – хотя, возможно, есть неправильный (небезопасный) подход к ним.

Авторизация KPJAYI указывает на то, что ваш авторизованный преподаватель практикует, усваивает данную практику на протяжении многих лет. Это не гарантирует того, что они обязательно хорошие или компетентные учителя, способные эффективно доносить практику до других людей (хотя они очень даже могут и быть такими) или что они когда-либо открывали книгу по анатомии больше, чем для одного случайного взгляда. Это не гарантирует того, что они компетентны в отстройке и помощи при выполнении асаны или что они обязательно заметят то или иное упущение.

Словесная репутация, вероятно, всё еще значит больше, чем сертификат на стене. Неавторизованный преподаватель Аштанга-виньясы, никогда не бывавший в Майсоре или имевший контакт с Паттабхи Джойсом, Манджу или Шаратом или одним из их студентов, вполне может быть более компетентным в передаче учения через свое собственное исследование и понимание практики. Они могут быть более хорошими интерпретаторами, лучше понимать анатомию, иметь больше опыта и мастерства в отстройке и помощи (если вы чувствуете, что вам это необходимо, а не предпочитаете ждать, пока ваше тело станет более гибким естественным путем). Они также могут оказаться для вас большим источником вдохновения на пути исследования других аспектов (ступеней) йоги и более глубокой практики. Институт лишь говорит, кто может учить от его имени, и что любой другой, предлагающий обучение по Аштанге, не одобрен институтом. Институт, поскольку он не является владельцем практики и не имеет на нее никаких прав собственности, не может остановить никого, кто обучает Аштанга-виньясе. И существует много учителей и школ, кто предоставляет отличные занятия желающим обучаться.

Всё, что может сделать институт, это контролировать свой собственный список одобренных преподавателей и вычеркивать из него тех, кто идет против желания института.

Не существует официальной Аштанги, лишь многочисленные интерпретации.

В конечном счете, всё, что есть, это сама практика.

Данные посты Энтони Грим Холла получили огромный отклик у йога-сообщества. В частности, ему был написан ответ авторизованным преподавателем аштанга-йоги, причем написан очень красиво, дружелюбно и открыто (это, кстати, одна из вещей, которые я очень люблю в англо-язычном интернете — именно его открытость и миролюбие). Оригинал можно найти здесь. Мой перевод:

Здравствуй, Энтони!

Как и ты, я чувствую, что ценность авторизации/сертификации – тема, стоящая обсуждения. Я видел, как она обсуждалась и раньше. Если говорить открыто, то я – авторизованный KPJAYI преподаватель. И я люблю свою работу. Я помогаю другим студентам в их практике асан. И эта помощь направляется моим опытом от ассистирования и практики в институте. Лично я считаю, что это тот смысл, который заключает в себе авторизация. Ты являешься студентом, поддерживающим прямой и регулярный контакт с KPJAYI. Это подразумевает определенный подход к преподаванию. Лучше ли он, чем подход Ричарда Фримана или Джона Скотта? Сомневаюсь. Лучше ли он, чем ускоренный курс «аштанги» для того, чтобы кто-то мог добавить его в список дисциплин в свое портфолио? Мне бы хотелось в это верить.

Я считаю, что причина ажиотажа вокруг авторизации – это идея о том, что нельзя учить, не получив её. Конечно же, можно. Множество людей занимаются этим. Две крупнейшие Майсорские программы за его пределами базируются в Лондоне и ведутся неавторизованными преподавателями. Я не думаю, что Шарата беспокоит неавторизованное преподавание. Я также не думаю, что институт когда-либо станет преследовать неавторизованных учителей в судебном порядке.

Но есть четкие правила. И есть риск потерять все это. Но это редкий прецедент. До настоящего момента только пара людей лишилась авторизации, поскольку они начали вести свои собственные курсы для учителей. Я бы даже сказал так: если вы такой известный (и так уверены в себе), что хотите запустить собственный обучающий курс, если люди приходят на него, и если вы можете хорошо на нем заработать, почему тогда вас должен продолжать волновать вопрос авторизации KPJAYI? Это равнозначно утверждению: «Я верю в один метод преподавания, но я собираюсь притвориться, что следую другому. Просто для подстраховки». Это очень странно.

Я был ассистентом Шарата в Майсоре – и это прекрасный, уморительный опыт (у него, как ты заметил, замечательное чувство юмора). Когда я прочитал твой пост, я подумал, что тебе было бы интересно познакомиться с моим взглядом, основанном на недавнем контакте с Шалой, на некоторые поднятые тобой вопросы.

Записи на конференции:

Они не запрещены. Прошлой зимой Шарат попросил присутствующих не записывать и не снимать видео во время конференции. Он попросил подождать, пока не закончится их время в Майсоре, с распространением того, что они увидят или услышат. Он считает, что записи означают, что вы не присутствуете в настоящем моменте. Он верит в то, что информацию необходимо переваривать медленно, как хорошую еду, прежде чем делиться ею. Конференции – это не лекции или семинары, это – беседы. К слову говоря, записи на конференции в этом году появились вновь. Может быть, он какой-то период времени ничего не говорил. Может быть, люди забыли или (что более вероятно) игнорируют его.

Институт и линия наследования:

Шарат до сих пор говорит о Шале, как об исследовательском институте, несмотря на изменение названия, которое было создано в память о Гуруджи после его смерти. Я не знаю, почему они выкинули букву «И» (R – research) из нового наименования…

Я никогда не слышал, чтобы Шарат называл себя держателем традиции. Он – директор исследовательского института. Это не наследственный титул, он заслужил его, помогая Гуруджи на протяжении более 23 лет. Каждый день. В свои 43 года он прекрасно понимает, что есть люди, практикующие дольше него.

Он хочет, чтобы люди приезжали независимо от продолжительности своей практики, для того, чтобы принять участие в исследовании. Я думаю, его разочаровывает то, что некоторые его студенты решили прекратить приезжать, но исключительно по этой причине.

Традиция/Парампара

Шала не является каким-то великим алтарем традиции. Я думаю, многие хотят, чтобы так было. Небольшие изменения в системе асан происходят постоянно. И если вы являетесь одним из авторизованных или сертифицированных преподавателей, предполагается, что вы будете время от времени появляться снова, чтобы ознакомиться с ними. Это и есть Парампара, в том смысле, в котором я понимаю ее. Асаны меняются, йога – нет. Люди не могут изменить йогу, йога меняет людей.
Он говорит, возможно, в шутку, что не хочет, чтобы его дети останавливались лишь на преподавании. Он хочет, чтобы они нашли свой собственный путь. В последние два года он в равной мере поощряет и иностранных, и местных студентов к ассистированию. Вы можете написать в Шалу и попросить об этом, когда вы получаете место. В последний раз, когда он был в Лондоне, он сказал, что ассистирование – лучшая форма исследования.

Косность

Последовательности, которые мы называем начальной, средней и т.д. – не жесткие. Конечно же, существует тип тела-ума, который может многое получить от изучения стандартизированных начальной и/или средней последовательности без лишних сложностей. Но я из первых рук получил представление о том, как много существует вариаций, особенно когда он работает с кем-то местным, кому он может помогать круглый год. И, более того, он берет авторизованных студентов для работы над подобными проектами. Это ломает представление о том, что большинство людей назвали бы «правилами».

Пранаяма:

Сейчас она добавляется раньше, чем в прошлом. Студентов первой серии сначала знакомят с Нади Шодхана.

Эффект Мадонны:

Я думаю, Мадонна, закидывающая ногу за голову, повлияла на популярность аштанги значительно меньше, чем, к примеру, недавнее явление Кино МакГрегор онлайн. Мадонна, насколько я знаю, упоминала Аштангу, но никогда не говорила о Майсоре. Кино призывает своих последователей обращаться «к источнику».

Недавнее увеличение числа людей, пытающихся добраться «до источника»:

Возможно, это приведет к еще большим изменениям. На настоящий момент Шала оказалась между двух огней. Продолжить политику открытых дверей Гуруджи или формализовать всё это в систему, подобную системе Айенгара? Снять нагрузку с Шарата и позволить некоторым сертифицированным учителям обучать и, возможно, авторизовывать? Кто знает…

В ответ Энтони написал (вся статья — здесь):

…Я также чувствую, что главная характеристика нашей практики Аштанга-виньясы – это преданная ежедневная практика на протяжении многих лет. Но я не согласен с тем, что лишь KPJAYI должен обладать исключительным правом авторизации преподавателей. <…> Мое личное мнение, институт больше не должен утверждать, что лишь авторизация от его имени может считаться действительной.

Было еще много комментариев и ответов – как от авторизованных преподавателей, так и нет. Ответы были разные и по содержанию, и по тону (я не буду переводить их все, пост и так уже очень длинный). Кто-то категорично заявлял, что авторизация должна быть и сохраняться в неизменном виде, и что серьезному преподавателю она необходима. Кто-то говорил, что это, конечно же, не является обязательным условием преподавания, но авторизованные учителя оказывались самыми преданными своему делу и самыми старательными. Интересно, что данная темы даже была затронута на мартовской конференции в Майсоре (текст конференции на английском языке доступен здесь ).

И еще одна интересная статья на английском языке по этой теме под названием «Нужна ли авторизация».

Что я думаю по поводу всего этого?

Если говорить о посещении Майсора и Института Аштанга-йоги, то, наверное, определяющим здесь я считаю отношение человека к этому, зачем он это делает. То есть вообще видение мира – это наши мысли, представления о нем. И если кто-то едет в Майсор лишь для того, чтобы получить бумагу, и впоследствии приложить ее к своему порфолио, то это всё же неправильно (по крайней мере, с моей точки зрения). Если же он видит за всем этим источник традиции, это действительно важно для него, вдохновляет его и способствует углублению практики – тогда это здорово. Если для того, чтобы стать учителем йоги, кто-то чувствует настоятельную необходимость получения авторизации от интститута – почему бы и нет. Но я согласна с теми, кто уверен, что ее отсутствие не может служить препятствием к преподаванию. И все-таки мне тоже не понятно, почему человек, авторизованный Шаратом, не имеет право наделять авторизацией своих учеников. Я тоже вижу в этом суть системы наследования, передачи традиции.

Получал ли Паттабхи Джойс сертификат от Кришнамачарьи? А Шарат от Паттабхи Джойса? Что-то я сильно сомневаюсь в этом. Просто мы стали слишком много значения придавать бумаге. Это, в общем-то, тоже объяснимо. Бумага служит хоть каким-то гарантом того, что человек действительно посвятил свое время практике, что он что-то знает. Просто, я думаю, её отсутствие не должно обязательно трактоваться как и отсутствие серьезного подхода к практике. А ещё я целиком и полностью солидарна с Энтони в том, что человеку, желающему стать преподавателем, необходимо иметь за спиной хотя бы несколько лет упорной, регулярной, преданной практики. Это традиция. И я также уверена в том, что только много лет практики дадут реальное понимание, чувствование и умение. И, соответственно, способность донести это умение до других людей.

У любой йоги есть источник. И нельзя забывать о том, что люди разные, тела разные, сознание разное, местности разные, разные ощущения тела и пространства, разные культуры – и в практике йоги всё это нужно учитывать, внося какие-то поправки и изменения. Мы постоянно говорим об индивидуальных особенностях тела человека. Так ведь и практика – индивидуальна. Каждый выстраивает ее под себя, под свои ощущения, состояния, состояние ума, под данный конкретный момент времени.

Я, наверное, всё же не соглашусь, что в практику Аштанга-йоги не включается пранаяма (или включается слишком поздно). Ведь любая сознательная работа с дыханием – это и есть пранаяма. И приступая к изучению Аштанги, мы сразу же узнаем о дыхании уджайи, о синхронизации дыхания и движения, о важности равной продолжительности вдоха и выдоха… Фактически, начав практиковать асаны, мы начинаем работать и с дыханием. А ведь это так непросто поначалу!.. И по мере практики постепенно приходит осознание того, как важно и как нужно направлять внимание и работать именно с дыханием. И до этой точки необходимо дойти. Кто-то доходит раньше, кто-то позже, кто-то, возможно, никогда. Но именно в этой точке начинается более серьезная практика пранаямы. И здесь, наверное, да, начинает не хватать специальных упражнений, отдельных объяснений. Но стоит заметить, что в интернете легко можно найти видео, где Шарат сам демонстрирует разные дыхательные техники и советует регулярно их практиковать.

А еще, вероятно, всё возрастающий ажиотаж вокруг темы наследования, источника, авторизации связан со всё возрастающим числом практикующих Аштанга-йогу. Ведь по сути, не так и давно (в историческом контексте) она стала популярна на западе. И до этого момента единственного источника традиции в Индии было достаточно. И может быть, правда грядут какие-то изменения в системе преподавания и передачи традиции. Ведь чем больше людей, тем больше взглядов, и тем больше вероятность того, как мне кажется, что бесчисленное количество раз переходя из рук в руки, традиция может быть утеряна. Сколько сейчас возникает различных авторских йога-методик.. На их фоне многое может забыться, исказиться, потеряться… Лично мне этого очень не хотелось бы…

В завершении хочу сказать, что да, важны ключевые моменты, о которых писал Энтони. И важно, я считаю, постоянное движение, постоянное развитие. Йога – это не какое-то конечное знание, это жизненный путь – путь открытий, путь познания.

И, как опять же, написал Энтони, ведь в конечном итоге всё, что остается, — это практика. И, думаю, всё-таки определяющим и самым важным фактором является наше отношение к ней, наше почтение и желание сохранить традицию. Да, изменения неизбежны. Но суть остается.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s